80 лет Владимиру Васильеву

18 апреля 1940 года родился легендарный артист балета, балетмейстер, хореограф, театральный режиссёр, актёр, художник, поэт и педагог Владимир Васильев.

 «Васильев ― не просто танцовщик редкого таланта, он буквально выдающийся феномен в истории балета. Он настоящий гений танца. К нимбу этого огромного художника надо добавить ещё чудесный характер, наблюдательность, пытливость и балетмейстерское дарование» ( Касьян Голейзовский).

 «Говоря слово „Бог“ применительно к Васильеву, я имею в виду чудо в искусстве, совершенство. Такого диапазона возможностей у предшественников не было. По разноликости он не идёт в сравнение ни с кем. Трагедия, драма, лирическая поэма, комедия ― всё подвластно Васильеву» (Фёдор Лопухов).

«Спартак Владимира Васильева… В 28 лет он сделал роль, которая сразу встала в тот избранный, имеющий общекультурное и вневременное значение ряд, где Лебедь Анны Павловой, Джульетта Галины Улановой, Кармен Майи Плисецкой. Та же в ней высота постигнуть мир и танцем, пластикой выразить это постижение. Васильев и на репетициях прекрасен и неистов. Он заражает, электризует окружающих своей духовной энергией, своей неистовой волей» (Асаф Мессерер).

«Танец Васильева — как бы хореографическая мелодия — певучие движения, пластическая кантилена. Он, этот танец, может быть и страстно-зажигательным, и строгим, мужественно-героическим, и элегически-задумчивым. И всегда он несёт в себе глубину мысли, силу чувства» (Алексей Ермолаев).

«Вот когда „летит“ Владимир Васильев — это поэзия, ибо здесь порыв духа. Артист, обладающий совершенной техникой и ощущением музыки, подчиняет себе сценическое пространство, живописуя его своим свободным штрихом, как художник кистью. Умение вот так „разговаривать“ и есть смысл артиста» (Игорь Моисеев).

«Обладая редким даром пластического перевоплощения, Васильев подчиняет танец стилистике образа. Носитель лучших традиций русского балета, Васильев постиг все тонкости и современной хореографии. Большая удача Васильева — партия Щелкунчика-принца. Вначале механические, резкие и отрывистые движения становятся по мере развития темы одухотворёнными, широкими, мужественными и певучими, чистота танцевального рисунка отражает чистоту души героя. Выдающаяся работа артиста — партия Спартака. Танец Спартака-Васильева кажется пластическим символом героических, светлых порывов и стремлений». (Борис Львов-Анохин).

«Для меня Владимир Васильев — олицетворение настоящего Русского человека с его мощным талантом, удалью, открытостью, с добротой и злостью, бескомпромиссностью и мудростью… Возможно, его творчество напророчил Поэт: „Песнь бескорыстная — сама себе хвала: Утеха для друзей и для врагов смола“. Он поцелован самим Богом, который, несомненно, его не оставит никогда» (Евгений Колобов).

«Я когда представляю себе Володю мысленно, всегда вижу его летящим. Это не только потому, что у него изумительный прыжок. Его герои, они душой устремлены ввысь. В них живет такая вера, такое стремление к свету и забывающая себя готовность пройти свой путь до конца, что бы там в их жизни не возникало — и сомнения, и беды, и борьба» (Галина Уланова).

«Он создал новый эталон, ставший классическим и у нас в стране, и во всем мире. Об исполнении Васильевым партии Базиля писали много. Я хочу привести только одно высказывание: «Могучий, ликующий прыжок, отточенное мастерство виртуоза, динамика и экспрессия движения». Это слова Вахтанга Чабукиани. Васильев породил совсем новые критерии не только в отношении «Дон Кихота», но и мужского танца вообще» (Юрий Григорович).

Мы присоединяемся к поздравлениям Мастеру и, конечно, смотрим легендарный балет «Спартак» в трансляции Большого театра!

Е. Черноволова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *