Самая лучшая книга о путешествиях. Фрегат Паллада

Библиотека имени В.М. Шукшина (МБУК Ростовская-на-Дону городская ЦБС) приняла участие в сетевой акции «Книжный трамвай», организованной Центральной библиотекой имени А.Д. Воейкова МКУК «МРБ» МО «Новоспасский район» Ульяновской области.

Иван Александрович Гончаров — писатель с не совсем заслуженной им репутацией. Гончаров воспринимается как двойник его главного героя, этакий Обломов, которые только и встает с дивана, чтобы написать роман-другой, что он ничего не изображает кроме своего бытового опыта, относящегося в первую очередь к жизни в российских городах и деревнях.


На самом деле нет ничего дальше от истины. Гончаров – это не просто описатель российского быта середины XIX века хотя бы потому, что хорошо знал не только, как жили люди в России этого времени, но и в других, совершенно разных странах. Он единственный из крупных русских писателей того времени, который кроме России побывал не только в западной Европе, но и в Африке, Японии, Китае, на островах Тихого океана.

В октябре 1852 года Иван Гончаров, служивший переводчиком в департаменте внешней торговли министерства финансов, был назначен секретарём адмирала Путятина. Изначально глава морской экспедиции Евфимий Путятин, которому в дальнем походе нужен был образованный человек для ведения судового журнала и оформления иной документации, планировал взять на секретарскую должность поэта Аполлона Майкова. Тот от предложения отказался, но посоветовал пригласить в путешествие своего давнего друга Гончарова.

«Ехать… и в голове не было… Я пошутил, а между тем судьба ухватила меня в когти, и вот я — жертва своей шутки»

В письме к Майковым, отправленном в ноябре 1852 года, писатель признавался, что его никогда не влекла романтика и экзотика странствий, — мысль о походе возникла у него внезапно: «Ехать… и в голове не было… Я пошутил, а между тем судьба ухватила меня в когти, и вот я — жертва своей шутки».

Тем не менее исследователи считают, что за «шуткой» писателя скрывались серьёзные причины: в тот момент сорокалетний Гончаров нуждался в жизненных переменах. У него не было семьи; чиновничья карьера застопорилась; общение с друзьями стало обыденностью; работа над «Обломовым» шла тяжело. Иван Александрович сознавал, что он «заживо умирает от праздности, скуки, тяжести и запустения в голове и сердце».

«Мысль ехать, как хмель, туманила голову, и я беспечно и шутливо отвечал на все предсказания и предостережения, пока еще событие было далеко. Я все мечтал — и давно мечтал — об этом вояже, может быть с той минуты, когда учитель сказал мне, что если ехать от какой-нибудь точки безостановочно, то воротишься к ней с другой стороны: мне захотелось поехать с правого берега Волги, на котором я родился, и воротиться с левого; хотелось самому туда, где учитель указывает пальцем быть экватору, полюсам, тропикам» (Гончаров, И.А. «Фрегат Паллада»).

Гончаров ещё до начала похода предполагал, что по его итогам издаст книгу, а потому письма, отправляемые друзьям из разных уголков Земли, насыщал максимумом подробностей как о жизни на корабле, так и о пребывании на суше. В то же время Иван Александрович не знал, что путешествие окажется весьма рискованным, а подлинная цель экспедиции, связанная с «подготовкой почвы для заключения русско-японского договора о торговле и границах», — сложной для осуществления.

Обратно в Петербург писатель возвращался по суше, и это стало ещё одним серьёзным испытанием для человека с эпикурейскими склонностями — в письме Аполлону Майкову он сообщал:  

«…что мне предстоит, если бы Вы знали, Боже мой: 4 тысячи вёрст и верхом, через хребты гор и по рекам, да там ещё 6000 вёрст от Иркутска»

Путешествие на фрегате «Паллада»

С первых же дней путешествия Гончаров начал вести подробный путевой журнал (материалы которого легли в основу будущей книги «Фрегат Паллада»). Экспедиция продолжалась почти два с половиной года.

Гончаров побывал в Англии, Южной Африке, Индонезии, Японии, Китае, на Филиппинах и на множестве небольших островов и архипелагов Атлантического, Индийского и Тихого океанов.

Высадившись в 1854 году на берегу Охотского моря, в Аяне, Гончаров проехал сухим путём через всю Россию и вернулся в Петербург 13 февраля 1855 года.

Цикл путевых очерков «Фрегат Паллада» (1855—1857) — своеобразный «дневник писателя». Книга сразу же стала крупным литературным событием, поразив читателей богатством и разнообразием фактического материала и своими литературными достоинствами.

Характерной чертой повествования в «Фрегате Паллада» стало отсутствие восторженного романтизма, вполне ожидаемого от «сухопутного» человека, оказавшегося волею судьбы в опасном путешествии.

«Началась сильная качка. Но эта первая буря мало подействовала на меня: не бывши никогда в море, я думал, что это так должно быть, что иначе не бывает, то есть что корабль всегда раскачивается на обе стороны, палуба вырывается из-под ног и море как будто опрокидывается на голову» (Гончаров, И.А.  «Фрегат Паллада»).

Его не впечатляют романтические эффектные картины, его впечатляет что-то другое. Это книга о человеческой цивилизации и культуре. Ю.М. Лотман в одной из последних своих статей, обращаясь к этому произведению, писал:

Основной смысл пространственной модели «Фрегата Паллады» — в низвержении романтической экзотики. Разрушение штампов в антитезе далекое/близкое, чужое/своё, экзотическое/бытовое создает образ общего совместного движения всех культурных пространств Земли от невежества к цивилизации» (Лотман Ю. М. Современность между востоком и западом).


Фрегат Паллада

«Паллада» — фрегат российского военного флота, заложенный на Охтенском адмиралтействе в Санкт-Петербурге 2 ноября 1831 года. Спущен на воду 1 сентября 1832 года. Длина фрегата — 52,8 м, ширина — 13,6 м, вооружение — 52 орудия.

Фрегат был построен согласно личному указанию императора Николая I, сделанному в сентябре 1831 года. В 1832 году командиром корабля был назначен один из лучших офицеров флота — 30-летний капитан-лейтенант П. С. Нахимов.

В конце 1840-х годов в Японию была направлена русская дипломатическая миссия во главе с вице-адмиралом Е. В. Путятиным для заключения «торгового трактата». В качестве судна был выбран фрегат «Паллада» под руководством флигель-адъютанта И. С. Унковского. Фрегат вышел из Кронштадта 7 октября 1852 года, укомплектованный экипажем из 426 матросов и офицеров.

Маршрут плавания фрегата Паллада

Е. Черноволова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *